Главная Гостевая Списки Опрос Турниры Футбол Медиа Карта
    Пресса о ЦСКА

 14/11/2006,  Кудесник Смолин... Харламов ездил у него в тени    // Футбол, хоккей
 Так было. Когда вовсю по «молодёжке» гремело его, Александра Смолина, имя. Именно его, Смолина, называли первым и главным претендентом в основу что тогдашнего ЦСКА, что, читай, и сборной Союза. Но жизнь распорядилась так, что фамилия эта, Смолин, мало кому нынче что говорит. В отличие от фамилии, которая была тогда у смолинской в тени – Харламов…

Валерия Харламова давно уже нет с нами. А Александр Смолин жив и здоров, только теперь уже он оказался в тени. Материалом о нём мэтр отечественной хоккейной журналистики Николай ВУКОЛОВ продолжает свою авторскую рубрику в «ФХ» – «Имена на все времена», возвращая нас в то время, когда они только начинали, кудесники. Великий Харламов и несостоявшийся Смолин.


Память, потертая времени молью,
Но сохраняются в ней имена.…
Был в ЦСКА нападающий Смолин,
Лучшим считался на все времена.

В зоне он собственной шайбу подхватывал
И, на ворота чужие идя,
Всех оппонентов на клюшку «наматывал»
Без напряженья, ну просто шутя.


Круто вираж заложив за воротами,
И, не забив, снова к центру скользил,
И повторял прежний трюк, как по нотам он,
Не суетился, и не егозил.

Шуткой ядреной трибуны просолены:
«Ну, и хохмила, в такую тебя…»
И окрестили кудесником Смолина
Так беззаветно, по-русски любя.

Только взросленьем игра обусловлена,
И в «молодёжке» весь век не прожить...
Что-то «сломалось» в кудеснике Смолине,
Как миражи – всего его куражи.


А ведь талантище был многоликий,
Но без следа не уходят они…
Миру явился Харламов великий,
Тот, что у Смолина «ездил в тени».

Николай ВУКОЛОВ

Они ходили в дружках-приятелях – Сашка Смолин и Валерка Харламов. В 16–17 лет, когда душа только-только начинает наполняться осознанной, именно осознанной, радостью бытия, предвкушениями чего-то необыкновенного, светлого, когда ещё не подозреваешь ты о зависти коллег по хоккейную ремеслу, их чёрной ревности, и сам играешь в охотку, с легкостью необыкновенной, то всё кажется достижимым, и все вокруг тебя – замечательные, ну великолепные просто люди.

Не многим удается пронести это прекрасное чувство с юности по ухабистым дорогам жизни.

А если ты играешь в знаменитом клубе ЦСКА, если тебя начинает выделять сам великий Анатолий Владимирович Тарасов, прочащий тебе будущее хоккейной звезды, если всё получается и сил невпроворот, если с каждым новым прожитым днем приходит ощущение мужания, и ты готов гонять шайбу часами напролет? Да что тут говорить…

Александр Смолин получил от болельщиков и журналистов прозвище «Кудесник-Смолин».


Высоченный, скоростной, праворукий, что особенно ценится в хоккее, Смолин был истинным виртуозом игры. Он проделывал такие трюки, что даже видавшие виды армейские хоккеисты покачивали головами. Что там Харламов, что Блинов, партнёры Смолина по тройке в армейской «молодёжке»? Просто хорошие, способные хоккеисты. Смолин же уже был готов для игры в основе ЦСКА, и молва обгоняла дарование: этот будет похлеще всех предыдущих. Кудесник! Ему одному обыграть пятерых – нечего делать. Да на одном коньке. И смотрели, и убеждались: действительно, выдающийся дриблёр-импровизатор, технарь необыкновенный. И точно, «нанизывает» соперников на клюшку, как куски шашлыка на шампур. Любо-дорого смотреть, одно сплошное удовольствие. По-современному выражаясь, имя Смолина становилось в болельщицких кругах брэндом.

Дабы не быть голословным, приведу мнение такого хоккейного авторитета, как Александр Новокрещёнов, творец замечательного московского «Спартака» образца 1962 года. В отчёте «Дело вовсе не в очках», посвященном всесоюзным юношеским соревнованиям по хоккею и опубликованном в газете «Советский Спорт» за 4 апреля 1965 года, вот что писал Александр Никифорович: «Особенно хочу отметить Смолина. Мало того, что он весьма результативен. Армеец, пожалуй, был вообще лучшим нападающим финала. По уровню Смолин уже «созрел» для молодежной команды. Советую запомнить это имя – наверняка через несколько лет оно встретится в большом хоккее».


С «ДЕВЯТКОЙ» САМОГО АЛЬМЕТОВА
Если порыться в старых газетных вырезках, то можно найти и ещё много лестных слов по поводу игры Смолина. Но всё ясно и так. Это был супер-талант даже на фоне огромного числа одаренностей, которыми всегда славился советский хоккей.

Сам несравненный Александр Альметов, один из лучших центров нападения не только советского, но и мирового хоккея за все времена, передал ему перед началом одного из матчей первенства Союза свой свитер со своею «десяткой» и хоккейные краги. Жест, символизировавший преемственность поколений в армейской команде. Конечно, без «добра» Тарасова такая церемония не состоялась бы. Но выбрал-то для неё Анатолий Владимирович именно Смолина, и никого другого. А Тарасов просто так никогда и ничего не делал. Хотя и он, случалось, ошибался. Например, когда отправил Харламова на стажировку в чебаркульскую «Звезду». Не приглянулся поначалу чем-то Тарасу щуплый и шустрый черноволосый паренёк, которого ему вовсю «разрекламировал» Борис Палыч Кулагин. Такое происходит в спорте. Собственно, одна из трудоёмких задач и состоит в том, чтобы отыскать, угадать талант из миллионов мальчишек и девчонок. А попробуй-ка найди, выдели! О, великая интуиция и наметанный глаз-ватерпас для этого нужны!

И довольно-таки часто бывает, что какой-нибудь невзрачный, с тонкой шеей, узкой грудью и неразвитой мускулатурой паренек становится олимпийским чемпионом. А другой, блиставший, как ярчайший алмаз в короне талантов, сникает и тормозит. Такова жизнь, и совсем непросто объяснить взлёт одного и падение другого.

Но это одна часть вопроса. Все, в том числе, и самые великие, могут ошибаться. Но Тарасов-то не отчислил Харламова из ЦСКА. Наверное, что-то всё-таки его зацепило в Валерии, и отправил он его вместе с Гусевым в «Звезду». С Урала Харламов вернулся возмужавший, физически окрепший. А главное, он там познал вкус игры, он был премьером, лидером атак «Звезды», забивал великое множество голов и психологически поверил в себя. А останься Харламов в ЦСКА? Глядишь, и надломился бы в компании таких «орлов», как Рагулин, Мишаков, Иванов, Брежнев и других матёрых армейских асов. Момент «слома» очень трудно определить, но ещё труднее выйти из этого состояния…


КУРС МОЛОДОГО БОЙЦА
Какая развитая хоккейно-футбольная инфраструктура существовала в послевоенной Москве?! Играли в русский хоккей, футбол и шайбу мальчишки в Сокольниках – это спартаковский «заповедник». В Филях, на Беговой – секция Стадиона юных пионеров, знаменитая СЮП. Динамовский «надел» – Масловка и окрестности. Автозаводская и прилегающие «регионы» – зона торпедовского влияния. Ну и Черкизово – понятно, «Локомотив».

Или взять завод «Серп и молот». Вот уж была настоящая спортивная вотчина. Много с «Серпа» шагнуло в большой спорт отличных ребят. Вот и Александр Смолин из тех краёв. А возились с мальчишками, вкладывали в них всю душу не какие-нибудь там неудачники. Знаменитые мастера, познавшие всенародную любовь и славу, учили пацанов уму-разуму. И не только спортивному, но и житейскому. Жизненному.

– Я – коренной москвич. Родители – простые рабочие. Жили мы на Семёновский, там рядом стадион «Крылья Советов» и завод «Серп». Начинал тренироваться у первого динамовского капитана Николая Васильевича Поставнина, – поводит могутными плечами Александр Смолин.

И правда, высокий, сантиметров под 190 наверняка, и точно – рукастый, и грудь навыкат. Богатырь, да и только! Да, трудновато такого было остановить.

– Поставнин был вообще мужик классный. Первый чемпион СССР 1947 года, между прочим, в составе динамовцев. С утра до вечера позднего всё с нами. Сам лёд ходил заливать. Великий энтузиаст! Никогда голоса не повышал, всё – на убеждении. Весь завод его на руках буквально носил. Под его присмотром со мной вместе начинали Вадик Никонов, торпедовский футбольный нападающий, Мишка Титов, он потом в «Динамо» долго играл, Сашка Якушев, Генка Крылов, спартаковский центрфорвард, вратарь Александр Пашков… Летом – футбол, зимой – хоккей. Приехали «купцы». Меня в ЦСКА забрали, Сашку – в «Спартак». От ЦСКА в роли «торговца» выступал Андрей Васильевич Старовойтов, а Быстров Вениамин Михайлович был начальником детско-спортивной армейской школы. В ЦСКА была отличная подготовка. И Гусев, и Викулов, и Лутченко, и Харламов – это ж все собственные армейские воспитанники. С Валеркой я крепко дружил, что-то нас друг к другу притягивало. Я у него дома бывал часто, мать знал Бегонию прекрасно, отца – дядю Борю, сестру. Валера с Юркой Блиновым запросто к нам приходили. Бывало, мама нажарит картошки, компот сварит. Умнём, и всё в порядке. В те времена всё проще было. Я когда женился, Валерка у меня на свадьбе гулял. Курс молодого бойца в Солнечногорске с ним проходили – у Тарасова там «батя», командир части, полковник приятелем был, – и он нас, армейских игроков, туда всё время направлял. По разным, правда, причинам. Мы с Валеркой накануне принятия присяги сфотографировались на память.

Да-а-а, – сокрушенно вздыхает Смолин. – Вот и осталась одна только память. А фотография редкая, можно сказать, штучный экземпляр. Нигде не печаталась.


НАДО ТОЛЬКО ВЫУЧИТЬСЯ ЖДАТЬ…
– Отслужил я срочную в 1968 году, – рассказывает Смолин. – Что делать? Мне Тарасов предлагает: «Давай, пиши заявление на два года на сверхсрочную. Я же, – толкует, – не могу убрать кого-то враз из состава сыгранных звеньев, а тебя, молодого, поставить. Покатаешься, обобьешься, опыта наберёшься, и всё потихоньку образуется. А я тебя буду подпускать к старикам-то». Может, и прав был Тарасов, кто теперь-то даст ответ. Но с другой стороны, конкуренция острейшая: Локтев, Александров, Фирсов, Викулов, Полупанов, Еремин, Мишаков, Ионов, Моисеев. Как оно, дело пойдёт? Но всё же я год еще в ЦСКА провел в таком статусе: половину матчей играл, половину на скамейке сидел».


Авторское отступление первое. Тарасов, надо отдать ему должное, слово держал, присматривался к молодой армейской поросли, всё что-то своим острым взглядом высматривал, орлиным носом вынюхивал, «тасовал колоду» и подключал Смолина к самым сильным своим игрокам. Вот, например, такое сочетание: Альметов – Александров – Смолин (матч ЦСКА – «Крылья Советов» 29 апреля 1967 года). Или: Александров – Смолин – Локтев! Ещё вот: Михайлов – Смолин – Александров (матч ЦСКА – «Локомотив» (Москва) от 4 октября 1967 года). Наш знаменитый хоккейный обозреватель Дмитрий Рыжков так писал о действиях этого звена в той игре: «Уже не раз писали о том, что Александров находится в отличной спортивной форме, но, увы, партнёры его не понимают. Вчера Александров опять-таки играл отлично, однако на этот раз и Смолин, и Михайлов составили вполне достойную компанию ветерану». (Оба, кстати, в том матче, выигранном армейцами со счетом 5:1, отметились каждый голом.) Пожалуйста, ещё сочетание: Викулов – Полупанов – Смолин – это в матче с «Крыльями Советов» 27 ноября 1968 года, когда хоккейный вундеркинд по ходу матча заменил в этом звене самого Фирсова. А в одном из матчей в Киеве против тамошнего «Динамо» Тарасов выпустил на лёд молодежную тройку Блинов – Смолин – Харламов, и она буквально разорвала оборону киевлян. Смолин три шайбы тогда забросил. Эта же тройка поехала вскоре на один из турниров в Финляндию.

– Помню, там защитник играл канадский Карл Бревер, матёрый профессионал, – вспоминает Смолин. – Он там меня и Валерку чуть не «расколол». В одном столкновении я подумал, что он мне шею оторвет. Жёсткий был невероятно».

Олег Беличенко, наш хоккейный знаменитый статистик, вот какую мне предоставил справу о Смолине: сезон 1966/67 – 2 шайбы в основе ЦСКА, обе – в матче против минского «Торпедо», выигранном со счетом 5:2. Сезон 1967/68 – 5 шайб в 27 играх и звание чемпиона СССР, плюс 3 шайбы в играх на Кубок СССР. 1968/69 – 31 игра, 9 шайб, серебряный призер первенства СССР. Сезон 2968/69 начал в ЦСКА, 2 шайбы, и был переведен в «Звезду» (Чебаркуль) – 6 шайб. Сезон 1970/71 – «Кристалл» (Саратов) – 21 шайба; сезон 1971/72 – «Кристалл» – 18 шайб.

Так что Смолин пробовался, играл с разными, причём, выдающимися партнерами. Но это – одна сторона медали. Другое дело – закрепиться постоянно в основе. Вот тут-то и нужны железная выдержка и целеустремленность. Как в знаменитой песне поется: «надо только выучиться ждать, надо быть спокойным и упрямым…» Но это в песнях, а жизнь посуровее разговор ведёт. Можно и голос сорвать на её «мелодиях».


А Я ДУРАК… УЙДИ ТОГДА, ЧЕМПИОНОМ СОЮЗА СТАЛ БЫ
Словом, пребывал Смолин в раздумьях. А судьба-лиходейка тут как тут!

– Ко мне Роберт Черенков, тренер «Кристалла» саратовского, походит: «Саш, давай годик у меня поиграй, в институт я тебя устрою, квартиру дам. И я уехал туда, в Саратов. Написал заявление на имя армейского начальства и уехал. Условия там были отличные, что и говорить. Туда же отправились из нашей «молодежки» Сашка Сафронов, Борька Ноздрин, очень способные ребята были.


Авторское отступление второе. Ох, уж эти «купцы» с периферии! Сколько талантов они на корню сгубили. Ведь молодые ребята стратегически мыслить ещё не способны, подсказать, порой, бывает некому, их легкой жизнью просто сманить. Им, этим купцам, только бы дать быстрый результат, перед начальством заводским, что деньги выделяет на хоккей, оправдаться. А что там у этих ребят будет впереди – это их меньше всего волновало. А впереди получалось так, что после ЦСКА любой другой периферийный клуб – это мелкота. Класс там терялся быстро, деньги местные власти всегда платили большие, жизнь искушениями богата. А только год-другой – и нет таланта. Высох родник. И что самое печальное – восстановлению не подлежит, время упущено, а пока ты на легких хлебах обретался, уже новые ребята подтянулись, которые спят и видят себя в основе ЦСКА. Вот и перемалывала жизнь эти таланты, как безжалостный молох, засасывала, как болото, периферийная «благодать». Уж лучше бы, действительно, в НХЛ уезжали! Но тогда об НХЛ только слухи до отечественных просторов доходили.


Отыграл Смолин год в «Кристалле». И столкнулся где-то на хоккейных перекрестках со старшим тренером московского «Локомотива» Анатолием Михайловичем Кострюковым.

– Он мне и говорит: «Саша, ну что ты в самом деле в этом Саратове осел? Сам ты москвич, какой тебе смысл там болтаться? Жизнь надо дома обустраивать. А квартиру я тебе пробью». У меня уж семья была, сын родился, а комнатуха – семь на восемь… Я перешел в «Локомотив». Но что-то там не заладилось, сыр-бор, квартиру мне никак всё не дают. В «Локомотиве» ставка у меня была – 220 рублей, и ещё 20 рублей – за звание мастера спорта. А в «Кристалле» я получал 400 целковых, завод платил за выигрыш, и за ничью. Сижу, думаю: чего делать-то? Опять в «Кристалл» подаваться? Вдруг звонит мне Борис Павлович Кулагин, он тогда «Крылья Советов» принял и Тарасову решил доказать, что не им одним, ЦСКА и Тарасовым, хоккей-то жив. Он с собой в «Крылья» перетащил из ЦСКА Лебедева, Анисина, Бодунова, Шаталова, Виктора Полупанова пригласил. И мне: «Давай к нам, Александр. Ты меня давно знаешь, я сказал, значит, так и будет. Квартиру я тебе сделаю, будь уверен».

– И сделал бы. А я дурак, – досадливо крутит крупной головой Смолин. – Чего-то на месте затоптался, засомневался… Словом, большую ошибку совершил. Теперь-то это ясно. Уйди я тогда в «Крылья», чемпионом бы Союза точно стал бы. Но… Поиграл ещё год в «Локомотиве». Настроение было, помню, не очень. Даже и играть уже не хотелось. А в Саратове у нас выходил на лёд Влад Григорьев. Он уехал в Ташкент тренировать команду «Бинокор». И пригласил меня. Было мне тогда 26 лет. Уговорил он, поехал я в Среднюю Азию. Играли там в основном москвичи, а команда была как кормушка. Деньги платили просто огромные.


ТАРАСОВ КАК ТРЕНЕР – ОБАЛДЕННЫЙ!
– Но ведь семья, жена, сын подрастает. Им тоже жить «в разбивку» нет особого веселья. Семья должна жить семьёй. Жена говорит мне: «Пойдем к нам, на завод». Она на электроламповом заводе работала. Я согласился. Прихожу в отдел кадров, даю им трудовую книжку. «И кем вы работать хотите?» – «Да вот, монтажником». Они трудовую книжку открыли, а у меня там: «инструктор по спорту первой категории, мастер спорта по хоккею…» Кадровики смеются. Словом, устроили меня тренером на заводском стадионе. И я с пацанами года три, а то и боле проработал…

– А вот говорят, что Тарасов на тренировках из игроков все соки выжимал. На предсезонных сборах в Кудепсте знаменитая лестница, по которой армейцы, посадив друг друга на плечи, вверх восхождения силовые совершали. А там ступенек пара сотен. Было?

«Конечно, было, – охотно откликается Смолин, протягивая мне фотографию. На снимке, на переднем плане, на карачках с клюшкой в руках Анатолий Фирсов, а на втором – как раз Смолин. – Надо не просто было идти таким гусиным шагом несколько сотен метров, а ещё и имитировать передачи. Под конец всё внутри обрывается, всё на свете проклинаешь… Или вот, лестница-кудесница в Кудепсте. Меня взваливает себе на плечи Толя Ионов, а он был богатырского сложения. И я таким макаром еду на нем вверх по ступенькам. А их на той лестнице – что-то около двухсот. А я всё думаю: потом-то мне Толю надо наверх на себе тягать. Вот наверх залезем, отдышимся чуток и – вниз. А опять вверх уже Ионов на мне едет. Ох, аж мурашки по коже – даже сейчас бегут. И в баскетбол также ведь играли – одни другим на плечи прыг, и пошла игра. Но… Прав был Тарасов, когда он нас гонял. Сам-то ведь обязательно где-то подхалтуришь. У Тарасова же – дудки! Всех видел, всё замечал. Придумщик был, куда там. То пояс свой знаменитый изобрел из железа. Как его затянешь вокруг талии, так хоть стой, хоть падай. А надо ведь ещё и работать с клюшкой, бегать. И пояс этот таскать на себе.

– А какой он был тренер и человек, Анатолий Владимирович? Много всякого и разного о нём говорят…

– Да, к Тарасову все относились по-разному. Тренер он, конечно, был обалденный. Это все признавали. А какой человек? Да у каждого ведь свои недостатки есть, что тут говорить. Но гонял он нас и в хвост и в гриву. Это точно.

– Мне, если честно, – замечает Смолин, чуть погодя, по поводу минувшего, – лучше всего игралось с Веней Александровым и Михайловым. Борька вообще работяга был редкостный. И всё на пятачок, всё настырничает. А там ведь бьют очень больно. А он и виду не подаст. Сколько шайб с «пятка» забил? Уйму. Одно слово – Пыря. Всё дело в том, чтобы клюшечку вовремя подставить. Мгновенье… Потом Володька Петров из «Крыльев» к нам в ЦСКА перешел, стал его Тарасов в это сочетание подпускать. Всё прикидывал да гадал, как лучше. А Венька ушел из хоккея, начал Харламов на его месте играть. Вот так звено-то и родилось. Тарасов и не скрывал, что хочет создать ударную тройку и для ЦСКА, и для сборной. И создал ведь!


КАК ОТШИБИТЬ ЖЕЛАНИЕ УВОРАЧИВАТЬСЯ
– А вот почему всё же так происходит, Саша? Тебе вообще прочили небывалую, звёздную карьеру, признавали, что ты сильнее всех. И ведь по делу прочили и признавали – по делу. А из «молодёжки» во взрослую команду перешел, и что-то не легло. Почему так бывает, и не у тебя ведь одного?

– Вот я тебе так скажу, Коля, – на немного задумавшись, отвечает Смолин, – едем мы на юг на «предсезонку». А Тарасов обязательно брал туда человек пять совсем молодых ребят. Ну, скажем, по 16–17 лет. Юноши же ещё. А нагрузки он давал всем одинаковые, без скидок на возраст. Но ведь понятно же, что 25-летнему матерому мужику легче со штангой возиться, чем 16-летнему подростку. Бывали случаи, что не выдерживали некоторые ребята. Врач говорил: «Анатолий Владимирович, надо бы дать отдохнуть молодым». Тот ни в какую: «Хотят выжить, пускай вкалывают до седьмого пота». Психологически это отнюдь не взбадривало. Тарасов больше даже на волевую закалку делал упор. Он обожал, чтобы защитники, например, под шайбу ложились, не боялись. Был такой случай. Мы играли с кем-то, защитник щелкнул, а я взял, и от шайбы увернулся. Всё тихо, спокойно, матч закончился. На следующей тренировке Тарасов ставит против ворот Фирсова, а у того, сам знаешь, что за щелчок был, ещё пару-тройку защитников. А мне командует: «Надевай перчатки вратарские и – в ворота». Им велит щелкать мне от синей линии изо всех сил, да не подряд, по одному, а всем разом. Можешь себе представить? Сразу отшиб навсегда, – хохочет Смолин, – желание уворачиваться. Вот и соображай, как да почему… Где-то психологически я сам напряжения не выдержал».

Смолин сказал это так, что в его полной откровенности сомневаться никак не приходится.


Авторское отступление третье Валерий Фоменков мне кое-что растолковал: «Не всегда раннее созревание организма – это во благо. Такой, рано взошедший игрок, на фоне сверстников действительно выделяется. А потом сверстники развиваются своим чередом, крепнут физически, и глядь – они уж минимум не хуже вчерашнего виртуоза, достигшего своего пика на уровне юношей», – пояснил спартаковский ветеран, воспитавший немало способных ребят мастерского, чемпионского полёта.

А вот мнение соратника Смолина по ЦСКА, знаменитого защитника Александра Гусева: «Сашка-то, Смолин? Да это ж артист был, с ним даже рядом никто не стоял. Никто! Такое на льду выделывал, просто фантастика. Где-то его поприжали, придавили, а он парень был открытый, бесхитростный. Не нахал. А иной раз и надо бы огрызнуться-то как следует. Вот так оно в жизни получается…»

Другая важнейшая составляющая – это психологическая устойчивость. В молодом возрасте волевая закалка только развивается, а ты, едва 16-летие отпраздновавший, играешь со взрослыми мужиками. И им, чтобы там ни говорили, на пятки наступаешь. Кому ж такое понравится? Редко кто в таких ситуациях способен проявить себя джентльменом. Зла великого не сотворят, но и на поддержку рассчитывать не приходится. Логика тут звериная: хочешь жить – рви зубами. А не получается, так и не путайся под ногами.


Харламову тоже ведь не сладко было: то его Тарасов в Чебаркуль отправил, то ЦСКА в турне по Японии едет, Харламов тоже в составе, а его в самый последний момент на Смолина меняют.

– Каково?

– У Валерки, – улыбается Смолин, – характер был замечательный, нрав такой открытый, компанейский. Никакого выпендрёжа даже и после того, как он героем суперсерии 1972 года стал. За это его все любили. И у нас, и за границей. Это очень чувствуется. Мать Бегонию обожал. Из Канады ей шубу такую роскошную привёз…

– Жестокая игра хоккей, на «поляне» – не до сантиментов, только успевай поворачиваться да от силовых приемов уходить и сам, в свою очередь, кого-то в борт впечатывай. Конкуренция?

– Конечно. Да ещё какая! Выбиться наверх в этой зубодробительной круговерти дело сверхтрудное. И выбиваются тут, как правило, парни, не подверженные «мерехлюндии», бойцы, умеющие держать многочисленные сокрушительные удары, и не показывающие виду, насколько им бывает туго. Вот это и есть закалка. А если раз обидишься, другой раз надуешься, третий в себе что-то затаишь. Но на обиженных, как известно, воду-то как раз и возят…

В прежние советские времена действительно была острейшая конкуренция, в которой движущей силой было всё же выдающееся мастерство. И если ты выбивался в основу ЦСКА, то за спиной оставлял хоккеистов, в принципе не хуже себя самого. Разница была в деталях, в нюансах, ведомых даже не тебе самому, но только тренеру.

А что сейчас? Какой-нибудь зелёный ещё совсем малый, которого в советские времена и в третий бы состав не взяли, начинает зашибать в клубе средней руки сотни тысяч долларов. Спрашивается, за какие-такие заслуги? Он что, звезда, великий талант? О какой конкуренции в нормальном, общепринятом смысле слова тут может идти речь? Разврат это. Ну не возьмут в НХЛ – пристроюсь в АХЛ, там не подойду – приеду в Россию, где-нибудь да приткнусь при каком-никаком заводишке. И устраиваются, и живут безбедно, только какой прок от этого хоккею и зрителю?


НА ОДНОЙ «ГУБЕ» С РАГУЛИНЫМ
Сейчас работает Смолин мастером по установке систем противопожарной сигнализации в жилых домах. Вот уже восемнадцать лет этим делом занимается. Стал специалистом. На жизнь хватает.

– А жалко не бывает иной раз, что так вот со спортом вышло?
– Коль, ну так вот получилось, ты ж понимаешь. Жалей, не жалей. Что душу рвать? Когда я за ЦСКА стал выступать, то и во вторую сборную попал. Это было тоже непросто. Представь, за вторую сборную приглашали играть сильных хоккеистов, я с Виктором Якушевым выступал, Мартынюком, Мигунько. Да все там были ребята, что надо. Я так скажу: в том, тарасовском ЦСКА, все пахали так, что будь здоров. Каждый знал: не будешь пахать, Тарас выдаст по полной. В Солнечногорске, помню, запихнул нас Тарасов, меня и Валерку, в спортроту. Но там формально службу надо нести. Нашли сарай какой-то, дали мне ружье допотопное. Не служба, а имитация. Хожу, сторожу. То есть охраняю. Подходит дружок: «Саш, ты чего здесь толчешься? Поехали вон на день рождения, мигом обернемся…» – «Как так на день рождения, я ж на посту!» – «Да брось ты, никто и не заметит». Я и соблазнился. А тут проверяющий. Часового на посту нет. Он Тарасову нажаловался. А тот мне «замандячил» своей властью пять суток, да ещё начальник части от себя добавил. Словом, загремел я на все 15 на «губу». И Рагулин за что-то рядом там сидел. Но он как офицер – в одиночке, а я-то был в общей камере. Это кошмар, духотища. А когда на улицу на работу вывозят снег чистить, наоборот – холодрыга. А ты уж через пять минут мокрый. Хорошо ещё, какой-то подполковник попался, бывший штангист. Узнал, что я спортсмен, попросил достать ему кожаные ремни на запястья. Ну разве это проблема? И он меня отпускал на субботу с воскресеньем домой. Или ещё был случай. Пошли мы втроем – я, Валерка и Юрка Блинов – на футбол. Какая-то там стычка произошла, мы вступились за кого-то. А рядом Константин Локтев сидел, он взял да Тарасову рассказал об этом. И меня Тарасов опять зимой в Солнечногорск, в спортроту на месяц отправил. Одного. Вот зараза прямо! – в сердцах, хохотнув, восклицает Смолин. – Форму мне с собой взять не разрешил: «Знаю я вас, таких умных. Будешь там играть». Но, конечно, форму мне нашли, сыграл я несколько игр за часть…


ПОПРОБУЙ-КА В УГОЛ ЗАБЕРИСЬ. ОН ТЕБЕ ЗАБЕРЁТСЯ!
– Хоккей смотришь сейчас, Саш?
– А как же?! Обязательно. Хоккей стал, конечно, другим. В наше время мы в зону входили на розыгрыше, при большой скорости и перепасовке шайбы. Хоккей был поэтому зрелищный. Но и не только. Хоккей был высокотехничный и эффективный. Голы забивались. Чтобы в моё время так часто, как сейчас (разговор со Смолиным состоялся ещё до старта этого сезона с его «новым судейством» – прим. ред.) не реализовывалось численное преимущество? Да ни в коем случае! Случалось, разумеется, всякое, но тенденция была однозначна – ты в большинстве, так и забивай!

– А нынешний хоккей?
– Нынешний хоккей стал, пожалуй, менее техничным. И более прямолинейным. Вброс шайбы в зону соперника – и всей оравой за ней. По углам толкаются, да ещё спиной к площадке. Попробуй-ка у Тарасова в угол заберись. Он те заберется! Тарасов учил так: идти к воротам надо кратчайшим путем, а этот путь через середину площадки пролегает. По углам долбить – пустое дело. Но ведь в центре-то тебя защитники так могут приголубить, что ой-ой-ой. Про «пятачок» и говорить нечего – все ребра отполируют за милую душу. Вот оно в чем дело… Вот Малкин, Овечкин, Ковальчук – это, конечно, что и говорить, отличные ребята. Но даже у них, особенно у Ковальчука, силовой фактор как бы нависает над игрой. Это в атаке. А в защите? Ты вот часто видишь, чтобы защитники под шайбу бросались, телом своим вратаря закрывали? А мы все при срыве атаки прямо-таки сломя голову неслись к своим воротам, чтобы бросок на себя принять. Так были воспитаны…

По мнению Александра, новое толкование хоккейных правил, вокруг чего в этом сезоне ведутся большие дискуссии, идёт на пользу хоккею, поскольку направлено на то, чтобы избавить игру от «грязи», нечисто исполненных приёмов, чреватых серьёзными травмами, всяких зацепов, захватов, толчков в спину клюшкой. Не говоря уж о вульгарном мордобое, процветающем в последние годы на российских ледовых площадках.

Толкуя со Смолиным, я обратил внимание на одну деталь: о ком ни спросишь, для каждого у него найдется хорошее слово. Перебираем фотографии. «Вот Толя Фирсов. Не пил, не курил». – Ой ли, Саша? «Когда я был в ЦСКА, точно не пил и не курил. А что потом – не знаю». «С Женькой Зиминым я в одной вечерней школе учился. Его Бобров углядел, и Зимин раскрылся, настоящей звездой стал». «Володя Брежнев прекрасный был парень». «Юрка Блинов – трудяга. Всего сам добился. Быстрый, настырный. И каждый раз там оказывался, куда шайба отскакивает. Интуиция, а еще правильнее – класс». «А вот Ваня Авдеев. Здорово ведь играть начинал». «Володька Викулов в рот не брал, пока играл, такой игрок был тонкий, с головой…»

Обменялись мы мнениями и по поводу того, у кого как жизнь складываетсяпосле звёздных высот. У каждого свой путь. Многие коллеги Смолина по хоккейному делу пристроились на, если поточнее сказать, прикормленные места. Там, где деньги вертятся, где халтурой какой-никакой попахивает. Например, могильщиком на кладбище, мясником в мясной отдел, грузчиком по доставке мебели на дом.

– Коля, а куда деваться-то? – резонно вопрошает Смолин. – Возраст накатывает быстро, а ведь жить-то надо, кушать хочется. Вот и выбирай. Кто вовремя застопорил, огляделся, за ум взялся – тот живой. А кто не остановился – все уж умерли…

…Да, жаль, конечно же, что не взошла во всем своем ярком свете хоккейная звезда Александра Смолина. Но хоккей – это только часть жизни. Далеко не всем даже выдающимся мастерам удается зацепиться после завершения карьеры в спорте. Правда, нынешние, кто зарабатывает миллионы долларов, могут позволить себе потом любое роскошное существование. На собственных самолетах летают, яхты покупают, виллы. Могут и не работать после окончания хоккейной карьеры вовсе. Такое теперь время. А во времена Смолина было иначе. Жизнь представала суровым испытанием, которое не каждый мог выдержать. Особенно, после ухода из большого спорта, когда и слава, и восторги болельщиков, и заработки позади. А что впереди? От тебя самого зависело.


Авторское отступление четвёртое. Последнее. С первой встречи о человеке судить трудно. Мне показалось, что Александр Смолин – человек ранимый, но при этом не склонный валить все на превратности судьбы и кого-то в чем-то упрекать. Скорее на себя самого он готов сетовать. Такого склада людям живется, порой, трудновато. А жизнь один нанесет удар, другой. Родители в один месяц ушли из жизни, какая-то хворь после этого прицепилась, давление скачет. У супруги сестра молодая скончалась. Всё, как у тысяч и тысяч сограждан. Кого ни спроси, у всех свои печали. И радости, конечно, случаются, без них не бывает. Но радости – не беды, как-нибудь уж переживутся. А вот невзгоды, болезни, трагедии…

Их надо преодолевать. Мне кажется, что главное испытание – жизнью – Александр Смолин выдержал. В квартире у него – чистота, всё блестит, всё на месте, аккуратно. Уют. Жена Валентина дом содержит в идеальном порядке. Сын Владимир вырос, тоже опора, хоть и живет уже самостоятельно, сына, внука смолинского растит. Но всё равно – семья. Это по всему чувствуется. А хоккей? Ну что ж хоккей. Хоккей так при Смолине и остался. И Смолина имя в хоккее осталось. В сердцах истинных ценителей и знатоков этой игры ещё живут воспоминания о кудеснике-Смолине. Это я знаю точно. Из первоисточников.


Николай ВУКОЛОВ

P.S. Уже когда этот материал был готов, встретился я 27 августа, на годовщине со дня ухода из жизни Николая Семёновича Эпштейна, с легендарным капитаном воскресенского «Химика» Юрием Морозовым. «Что-нибудь пишете?» – как всегда интеллигентно поинтересовался Юрий Иванович. «Про Смолина написали? Здорово! Огромный был талант». И, чуть задумавшись, добавил: «Я вот думаю, что с игроками такого масштаба дарования, как у Смолина, тренерам надо работать индивидуально, с особым настроем и прищуром. Всех под одну гребенку стричь неверно. Много талантов у нас пропало из-за такого вот «поточного» метода. Эх, много…» Едва ли что к этому можно добавить.
<< В начало   Просмотров: 18378
    Остальные статьи

 22/07/2016,  Бибрас НАТХО: “РЕВАНШ ЗА ФИНАЛ КУБКА? ФУТБОЛИСТЫ НЕ ДУМАЮТ О МЕСТИ”   (подробнее)     // Спорт-Экспресс
 18/07/2016,  ЦСКА снова обойдёт «Зенит». Теперь в канители со стадионом   (подробнее)     //
 15/07/2016,  Ласина Траоре: "Думбья давно советовал перейти в ЦСКА"   (подробнее)     // Спорт-Экспресс
 13/07/2016,  Ласина Траоре: "Зовите меня Ласс!"   (подробнее)     // Официальный сайт ПФК ЦСКА Москва
 12/07/2016,  Марио Фернандес: "Возможно, проведу в ЦСКА всю карьеру"   (подробнее)     // Bobsoccer.ru
 05/07/2016,  Роман Бабаев: “ШИРОКОВ, СКОРЕЕ ВСЕГО, ПОКИНЕТ ЦСКА”   (подробнее)     // Спорт-Экспресс
 01/07/2016,  Бибрас Натхо: "В Лиге чемпионов ЦСКА пора сделать шаг вперед"   (подробнее)     // Bobsoccer.ru
 30/06/2016,  Леонид Слуцкий: «Участие Дзагоева в игре за Суперкубок вызывает сомнения»   (подробнее)     //
 27/06/2016,  Алексей Ионов: "Стимул — это игра в Лиге чемпионов"   (подробнее)     // Официальный сайт ПФК ЦСКА Москва
 27/06/2016,  Георгий Миланов: "Моё сердце было здесь"   (подробнее)     // Официальный сайт ПФК ЦСКА Москва
<< В начало  
Всего просмотров: 152877
Вопросы  Рассылка обзоров прессы:  
[1..10] [11..20] [21..30] [31..40] [41..50] [51..60] [61..70] [71..80] >>  

Design by Oliver, Deser programming by AM, MM